Психотерапевт Стрельченко Андрей Борисович +7 (919) 770-35-83
Гармоничные отношения
Успех и благополучие
Энергия и радость

mail icq skype

Гендерные поведенческие стратегии и мужское здоровье

Как примирить непримиримое?

(из доклада на форуме "Мужское здоровье", 20 февраля 2013г.) 
Короткое вступление
В начале следует определиться с понятийным аппаратом. Что касается «гендерных поведенческих стратегиий», то о них я буду говорить достаточно подробно в процессе всего своего сообщения. 
По поводу мужского здоровья. 

К сожалению, в доступных мне источниках я нашел только жесткую привязку понятия мужского здоровья к уровню тестостерона. Поэтому, со смелостью дилетанта, я определяю мужское здоровье, как совокупность физических, психических, душевных и духовных параметров, присущих мужчине, как биологическому виду, позволяющих ему с удовольствием выполнять свое жизненное предназначение. 

Как видно из названия, проявление мужских поведенческих стратегий и сохранение мужского здоровья мною противопоставлены. 

Естественно, что в повседневной жизни не всегда первое обязательно должно противоречить второму. Я специально несколько утрировал остроту проблемы, имея в виду клиентов, обращающихся ко мне за психотерапевтической помощью. 

В столь просвещенной аудитории, к тому же исповедующей уважительное отношение к бессознательному человека, излишне доказывать очевидность важной роли инстинктивных, часто неосознаваемых реакций, влияющих на наше поведение. 

Известно, что на ролевые модели поведения человека значительное влияние оказывают гендерные эволюционные программы, ведущие свой отсчет с момента зарождения жизни на земле. Ну, и, конечно же, на поведение человека, кроме эволюционных программ, влияет свобода воли, уровень духовного, интеллектуального развития, социальные стереотипы, опыт личностной истории и т.д., но и влияние эволюционных программ обязательно присутствует.

Согласно общебиологической теории дифференциации полов В.А. Геодакяна, главная эволюционная задача женского пола – сохранить накопленную в процессе жизни генетическую информацию. В то время, как мужскому полу эволюция предписала  трансформировать генетическую информацию, предварительно апробировав ее на себе.

Поэтому мужчин можно назвать «испытателями жизни».

 Именно поэтому мужчины более чувствительны и менее стойки к воздействию внешних факторов, что проявляется в их повышенной смертности. Общая продолжительность жизни женщин по сравнению с продолжительностью жизни мужчин выше во всем мире. Причем, чем хуже условия жизни, тем разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин больше. То есть женский организм более надежен. 

 
С точки зрения Матери нашей — Природы, повышенная смертность мужчин целесообразна. Она позволяет реализовать информационный контакт со средой через «оперативную память», а это повышает устойчивость живой человеческой системы в целом.
Этот эволюционный механизм можно сравнить с реакцией маленького ребенка на открытый огонь: один раз обжегся — в другой раз руки к огню тянуть не будет. Жаль, правда, что в масштабах эволюции эта цена измеряется миллионами человеческих жизней. Но, как говорится, это — Закон Природы. А закон — есть закон.
Эволюционные программы формировались на протяжении всей истории Земли, начиная с одноклеточных организмов. В те далекие времена на Земле-матушке царила полнейшая гармония. Не было надобности бороться за свое существование, не надо было думать (да и думать-то тогда было некому, да и, наверное, нечем) как выжить, все произойдет автоматически в свое время. Жизнь была вечной, так как размножение происходило делением.

Смерти не было — не было  умирания, потому что эта живая структура никогда не умирала полностью: процесс деления - и вместо одного организма появлялось два.

 
Это было наивное (и невинное) детство Планеты. Она росла и созревала. А, созрев, разделила всех, кого только можно по половому признаку. 
И жизнь изменилась. Коренным образом. Живые организмы стали смертными. Возникла борьба за выживание. При этом,  выживание вида стало важнее выживания конкретного организма.
 
Раз живые существа стали смертны, значит самые важные отношения, обеспечивающие жизнь — сексуальные, стали нести в себе не только проявления жизни, но и смерти. Отныне, диады «любовь и смерть», «притяжение и отторжение», «любовь и разлука» стали постоянными спутниками в отношениях полов.

В живой природе сексуальные отношения часто связаны с риском для жизни. Например, самцы многих видов живых существ, от насекомых до млекопитающих, для привлечения самок используют яркую окраску, которая может оказаться (и часто оказывается!) для самца губительной. Самец у некоторых видов после оплодотворения и даже в процессе его гибнет.

 

Налицо - некий конфликт программ, когда стремление к выживанию особи противоречит стремлению этой особи к сексуальному контакту. Но, в результате, сексуальная программа оказывается преобладающей, что в итоге приводит к выживанию вида за счет вероятной смерти особи. И этой «особью», жертвующей собой ради эволюции, оказываемся мы — мужчины. Поистине — красивая смерть! Ради этого стоит умереть. Жизнь продолжается!

Но вернемся от промысла Всевышнего к нашей мирской суете. 

Этот экскурс в нашу давнюю историю позволяет нам понять, что формирует непроизвольность нашего поведения. Именно на этой основе  работают наши эволюционные поведенческие программы и формируются гендерные поведенческие стратегии. 

В нашем общественном сознании отчетливо ассоциируется  сексуальный контакт и смерть. Архетипы Эроса и Танатоса с древних времен занимали прочное место в культурных традициях многих народов. А ведь культурные традиции отражают жизненные реалии. 

Наверное, неспроста некоторые мужчины подсознательно боятся вступать в близкие отношения с женщинами. Они стремятся убежать от подруги, когда отношения сформировались и подошли к определенному уровню глубины и интимности. Причем, сексуальные отношения такие мужчины могут рассматривать как удовлетворение неких физиологических потребностей. И, в то же время, они стараются не допускать эмоциональную близость с партнершей, считая это опасным для себя. 

Возможно, их подсознание предупреждает: «Секс «для здоровья» - пожалуйста. Но никакой любви, семьи и детей. Как только это случится — помрешь! Вспомни, что было с твоим предком — краснозобым мухоедом 1,5 млрд. лет назад: влюбился, оплодотворил подружку, а она его потом съела. Хочешь жить — живи один». 

Другими вариантами такого «избегания смерти» могут быть: уход из семьи после рождения ребенка. Физический уход. 

Или беспробудное пьянство папаши-алкаша. Этакий «виртуальный уход». Когда человек физически присутствует, тело, вроде бы, есть, а личности уже нет. 

Конечно же, наш изворотливый разум, оттренированный в играх социума, находит массу объяснений такому поведению своего хозяина: «потеря внутренней свободы», «не люблю пеленки», «женщинам верить нельзя», «не встретил женщину своей мечты» и т.д. и т.п. Но в основе такого поведения — подсознательный страх смерти. 

Генетический страх! 

Видно, действительно было сильно обидно краснозобому мухоеду, когда подружка ужинала его лапами.

Это пример мужской поведенческой стратегии, носящей, очевидно, деструктивный, с точки зрения эволюции человечества, характер. Почему «очевидно»? Потому, что мне неизвестны планы Создателя. К счастью.
Если попытаться как-то упорядочить наиболее часто встречающиеся мужские поведенческие стратегии, то можно выделить следующие:
  • оборонительную (декомпенсированную),
  • наступательную (гиперкомпенсированную),
  • адаптивную (компенсированную).

Оборонительная поведенческая стратегия обуславливается усилением у мужчины гиперматеринского комплекса, что на поведенческом уровне проявляется у мужчин негативными фемининных чертами: невыполнение своих функций, нарушение или затягивание договоров, обесценивание и игнорирование партнера, искажением фактов, перекладывание ответственности на других, распространение сплетен, интриганство и т. п. Это алкоголики, наркоманы, «неудачники», мужчины без вредных привычек, страдающие инфантилизмом в форме крайней безответственности. Такой тип поведенческой стратегии назван Скоттом Вецлером пассивной агрессией.

Говоря об этом, мне вспоминается недавнее резонансное покушение на худрука Большого театра, которому в лицо плеснули кислотой. 

Все-таки, как это по-женски....

...
Наступательная поведенческая стратегия выражается  гиперкомпенсаторном проявлении мужского начала: агрессия, жестокость, игнорирование чувств, намеренное подавление эмоций и сострадания, сексуальность, проявляющаяся в насилии. Это некий «мачо без страха и упрека». 

Компенсаторная поведенческая стратегия отличается от предыдущих, прежде всего, своей адекватностью. Говоря о ней, вспоминаются слова песни Розенбаума: «... любить так любить, стрелять так стрелять». 

Что тут после поэта можно еще добавить?!

Я сейчас намеренно не касаюсь темы взаимоотношений полов. Ведь гиперматеринский комплекс приводит в реальную жизнь мужчины типичных для западной культуры авторитарных контролирующих женщин, декомпенсированных негативными маскулинными особенностями личности. 

Следует признать, что на определенных уровнях противоречие между сохранением мужского здоровья и эволюционными поведенческими стратегиями существует. 

Возникает вопрос: - Как же, все-таки, жить, чтобы и мужское здоровье сохранить, и не вымереть, как мамонты?

Восточная мудрость учит: «Если ты держишь балансир (это такой шест, используемый канатоходцами) за один конец, тебе не надо стараться сохранять равновесие — ты его все равно не сохранишь. Сохранить равновесие ты можешь только, отступив от края шеста». 

Психотерапевтические пациенты, обращающиеся по поводу своих сугубо «мужских» проблем, часто не умеют сохранять нужный баланс между «зовом предков» и сохранением здоровья. Интересно, что как первое, так и второе, иногда приобретающее форму чрезмерной мнительности и сенситивности, сильно портит жизнь мужчине. К сожалению, часто подобный дисбаланс родом из детства. А, значит, наиболее эффективным средством восстановления баланса является психотерапия. 

Практика работы с такими пациентами показала эффективность использования в качестве модели трансформации имеющихся нарушений системы логических уровней восприятия Роберта Дилтса.

Позволю напомнить, что эта система представляет собой пирамиду, состоящую из Окружения, Поведения, Способностей – Возможностей, Убеждений – Ценностей, Я-сущности. 
Работа в системе логических уровней позволяет любую проблему рассмотреть через призму пяти уровней восприятия. Это не только дает ясность понимания уровня нахождения проблемы клиента, но и дает возможность осуществить точечную экологичную коррекцию.

Памятуя о неисповедимости путей Создателя, все-таки хочется верить, что примером конструктивной эволюционной поведенческой программы является адекватное, с точки зрения общественной морали, поведение мужчины, мужа, отца. В этом варианте мужского поведении, исходя из эволюционной целесообразности, обязательно должен быть элемент жертвенности. Мы же, в большинстве своем, все-таки, «испытатели жизни».

 

Если у вас есть вопросы, свяжитесь со мной.

Если Вы хотите в дальнейшем получать от меня полезную и актуальную информацию о том, как помочь себе в трудных жизненных ситуациях, пройдите, пожалуйста, регистрацию: