Психотерапевт Стрельченко Андрей Борисович +7 (919) 770-35-83
Гармоничные отношения
Успех и благополучие
Энергия и радость

mail icq skype

Леонид Павлович Гримак

Леонид Павлович ГримакБывают люди, особенные, яркие, выдающиеся, талант которых связан с каким-то одним направлением: например, блестящий кардиолог или прекрасный музыкант. Они вносят громадный вклад в ноосферу Земли в каком-то одном направлении.

Бывают люди, вклад которых в ментальную сокровищницу планеты многогранен. Одним из таких людей был доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы Леонид Павлович Гримак.

Родился Л.П. Гримак на побережье Азовского моря в селе Прудентово 12 июня 1931 года.
После школы поступил на военно-медицинский факультет Харьковского мединститута, где больше всего его интересовала психиатрия. В те времена именно здесь преподавал знаменитый гипнолог К.И. Платонов и выбор специальности Леонидом был совсем не случаен. На выпускном курсе Леонид определил направление своей будущей деятельности – изучение возможностей человеческой психики, и, в частности, гипноза, к которому у него обнаружились поразительные способности. Уже тогда молодого Гримака приметил знаменитый профессор К.И. Платонов, особо выделяя его среди прочих студентов.
Потом была служба войсковым врачом в воздушно-десантных частях. Жизнь в далеких гарнизонах поставила крест на научных карьерах многих талантливых исследователей – но не капитана ВДВ Гримака.
За 9 лет службы в войсках он прошел специализацию по невропатологии, собрал уникальный научно-экспериментальный материал о влиянии воздушно-десантной подготовки на организм человека, и в 1963 году блестяще защитил кандидатскую диссертацию в Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, в Ленинграде. Три года спустя вышла в свет его первая монография со скромным названием «Психологическая подготовка парашютиста».

Для тех, кто незнаком со спецификой службы в ВДВ, следует отметить, что врачи-десантники принимают самое активное участие в учебно-боевой подготовке, так же как и весь личный состав, совершая парашютные прыжки, марш-броски, участвую в боевых стрельбах. То есть, экспериментальный материал кандидатской диссертации Л.П. Гримака был получен лично им, в том числе, и в ходе наблюдения за собственными психофизиологическими и поведенческими реакциями. Именно непосредственное участие во всем том, о чем им в последствии было написано в многочисленных научных отчета, монографиях, статьях и книгах, экспериментирование, прежде всего, над собой, тщательное самонаблюдение и самоанализ, отличали подход Л.П. Гримака в научно-исследовательской работе. По сути, «Психологическая подготовка парашютиста» было первым научно-практическим руководством по повышению психофизиологической устойчивости лиц опасных профессий. Спустя 55 лет методические подходы, изложенные в этой книге, продолжают оставаться актуальными, причем не только для десантников. На то она и Классика! 60-е годы прошлого столетия. Время высоких идеалов и дел! Это были особенные для военно-воздушных сил годы. С одной стороны, самолеты резали на металлолом, а боевых летчиков увольняли полками. В тоже время, началось освоение космоса. В 1961 году состоялся первый полет человека в Космос. За Гагариным последовали Титов, Николаев, Попович… Проблема отбора и психологической подготовки будущих космонавтов приобретала особое значение для страны. Эти и множество других, связанных с пребыванием человека в воздушном и космическом пространстве, решались в Государственном научно-исследовательском испытательном институте авиационной и космической медицины. Талант Л.П. Гримака, помноженный на упорство и трудолюбие, привели к закономерному результату: Уже 88-летний профессор К.И. Платонов порекомендовал своему сыну — не менее известному психологу К.К. Платонову, работавшему в этом институте, взять на работу перспективного ученика. Это был единственный случай в жизни К.И. Платонова, когда он обратился с подобной просьбой к своему сыну.

И ветеран отечественной психиатрии не ошибся. Л.П. Гримак перебирается с семьей в Москву. Первое время живут в очень тяжелых условиях, но бытовые проблемы его не интересуют – главное работа. Перед сотрудниками института были поставлены интересные задачи – адаптировать человека к, в принципе, в чуждому для него, пространству небесному, победить перегрузки, невесомость, изоляцию, гиподинамию, и, сопутствующие им страх, утомление, вегетативный, обменный и психологический дисбаланс. Одним словом, все задачи сводились к одному: изучить как ведет себя человек в экстремальных условиях и повысить его надежность. И для того, чтобы понять это, одних экспериментов мало – надо проанализировать опыт человечества. Гримак обращается к истории, обращается к традиционным восточным учениям о человеке. Позже это найдет отражение в его книгах о гипнозе и методах коррекции нарушений функционального состояния человека-оператора (так тогда, в целях секретности, назывались космонавты и летчики). Надо сказать, что все научные наработки Леонида Павловича, помимо своей фундаментальности, носили и прикладной характер. Леонид Павлович был, прежде всего, ВРАЧОМ! И все что он открывал в науке, он старался использовать для пользы пациентов. Да и эксперименты, которые проводил Л.П. Гримак, были уникальными. Так, для того, чтобы лучше изучить особенности воздействия невесомости на человека Леонидом Павловичем была создана гипнотическая модель этого состояния. В состоянии гипноза испытателям внушались ощущения, возникающие у человека в невесомости. Таким образом, была получена возможность лучше изучить воздействие этого фактора, а также была создана методика повышения адаптационных возможностей космонавтов к невесомости. Приведу один из многочисленных примеров, показывающий, как методики Л.П. Гримака помогали в конкретных экстремальных ситуациях. У многих из нас – людей с европейским менталитетом, вызывают восхищение, смешанное с недоверием рассказы о невероятных способностях воинов Востока ловить летящие в них стрелы, а то и пули. Восточные техники психической саморегуляции, которые отлично знал и с удовольствием применял Леонид Павлович, предполагают возможность работать со временем - растягивать или сжимать его. И тому сейчас есть уже и научные доказательства. Удивительным свойством Л.П. Гримака было простым вещам придавать особенные свойства. Существует всеми известная и, как считают некоторые, банальная психорегулирующая методика – аутогенная тренировка. По специальной методике аутотренинга, разработанной Леонидом Павловичем, я готовил летчиков армейской авиации к боевым действиям в Афганистане. Работал с ними в учебном центре перед командировкой, а потом работал с ними уже непосредственно в Афганистане. Один из вертолетчиков – командир звена, который был в этой группе, рассказал мне о таком любопытном случае. Однажды, пилотируемый им МИ-8-й, попал под плотный пулеметный огонь. С борта ответили. Завязалась перестрелка. Во время выполнения очередного маневра, он развернул машину в невыгодную для себя позицию. В этом момент ему стало действительно страшно. Он подумал, что именно сейчас его могут легко расстрелять. И в этот миг он вдруг увидел ПУЛИ от крупнокалиберного пулемета ДШК, которые летели прямо в блистер. Он мгновенно дал ручку от себя, уводя вертолет с траектории полета пуль. Очередь прошла по касательной, задев, но, не разбив блистер. Летчик вспоминал, что хотя вся ситуация длилась доли секунды, для него полет пуль, уход от них вертолета, его собственные движения, были как кадры замедленной съемки. Как только опасность миновала, течение времени полностью восстановилось. Этот эпизод он мне рассказал именно потому, что я учил его аутотренингу Гримака, и он был абсолютно уверен в том, что именно благодаря этому аутотренингу он сумел остаться живым. Научное наследие, которое оставил нам Л.П. Гримак, настолько обширно и многогранно, что наверняка еще многие поколения будут находить в нем, много интересного и полезного. Взять, хотя бы систему аутогенной тренировки, разработанной Л.П. Гримаком, ее возможности формировать человеку заданные психофизиологические качества и использование всего этого для продления жизни с помощью системы психической саморегуляции. Только представьте: человек произвольно растягивает время, для того, чтобы успеть сделать больше или, наоборот, сжимает его, оставляя свой биологический возраст далеко позади календарного. Фантастика? … А моделирование Л.П. Гримаком в гипнозе состояния невесомости? До него это ведь тоже считалось фантастикой! Всякий, кто занимался психотерапией и использовал в своей практике гипноз рано или поздно начинает понимать, что далеко не все процессы, происходящие между психотерапевтом и пациентом во время сеанса гипнотерапии, поддаются объяснению с позиций традиционной науки. Например. Происходит обычное погружение пациента в гипнотический транс. Этот пациент уже неоднократно успешно погружался в транс этим врачом. Но сегодня традиционные слова внушения не работают – у пациента почему-то транса не возникает. Врач начинает сопровождать свои слова пассами – плавными движениями рукой вдоль тела пациента, не прикасаясь к нему. И пациент быстро погружается в транс. Основатель научного изучения гипноза – великий Месмер делал акцент именно на этой части гипнотического воздействия – воздействия флюидов «природного магнетизма» одного человека на другого. Леонид Павлович с истинно научным подходом, очень внимательно и с максимальной объективностью изучал биополевой компонент гипноза. Его исследования были настолько интересны, что в 80-х годах прошлого столетия, когда тема биополя стала особенно популярна, он считался одним из самых авторитетных специалистов наряду с Меделяновским, Казначеевым, Мирзой. В жизни цельного человека порой самым причудливым образом переплетаются и в результате складываются в единую стройную и красивую систему самые разнообразные и, казалось бы, далекие друг от друга интересы, направления, предметы, люди…. Именно таким причудливым образом в жизни Л.П. Гримака и его учеников переплелись исследования, посвященные изучению влияния невесомости на человека и биополя. Как известно Леонид Павлович впервые разработал и успешно применил гипнотическую модель изучения влияния невесомости на организм человека. Надо сказать, что воздействие невесомости крайне противно переносится – тошнота, иногда рвота, тяжесть в голове, тревога, потливость. В этой связи появился даже такой термин – болезнь движения. Тогда – в 70-х, когда космонавтам не требовалась особо вмешиваться в процесс пилотирования, с неприятностями, вызываемыми невесомостью, еще можно было мириться. В конце 80-х - 90-е годы, когда полеты стали пилотируемыми, появились космические станции, а стыковки стали обязательным атрибутом каждого космического полета, проявления болезни движения, особенно в первые часы полета могли привезти к гибели космонавтов и всей станции. Представляете, космический аппарат надо пристыковывать к станции «Мир», а космонавта, который в ручном режиме выполняет этот маневр, мутит и рвет. Чтобы было понятно, насколько при этом ювелирные должны были быть действия космонавта, и насколько это было ответственно и опасно, представьте: попытка могла быть только одна, скорость движения космической станции – более 7 км в секунду, чтобы пристыковаться, надо совершить манипуляторами движения, аналогичные попаданием карандашом в пятирублевую монету (!). Вопросами подготовки космонавтов к такой работе в условиях первых часов невесомости, когда проявления болезни движения особенно остры, занимали специалисты из ряда научно-практических организаций, в том числе и наша группа, научным руководителем которой был Л.П. Гримак. Стояла задача максимально облегчить состояние космонавтов, повысить их устойчивость к невесомости, а если симптомы болезни движения станут угрожающими – постараться устранить их. Как устранить? Медикаментозно – опасно. Тогда под руководством Л.П. Гримака были разработаны эксперименты, в которых проверялось возможность купирования симптомов укачивания дистанционным биоэнергоинформационным воздействием. Эксперименты проводились совместно с Институтом психологии РАН, Институтом медико-биологических проблем и нашей группой из НПЦ МВД СССР, которая занималась изучением биополя и гипноза. Испытателями выступали члены отряда космонавтов, которые отрабатывали элементы стыковки пилотируемых космических аппаратов на специально оборудованных яхтах в условиях 4-5-ти балльной качки. Именно условия укачивания, оказывается, практически один к одному вызывали состояние, сходное с тем, что испытывали космонавты в первые часы полета. В нашу группу входили люди, прошедшие отбор и обладающие возможностями оказывать разного рода биоэнергоинформационное воздействие на состояние другого человека. И мы проверяли, насколько такой способ коррекции допустим и надежен для обеспечения безопасности космических полетов. Полученные результаты были весьма многообещающими: симптоматика укачивания значительно уменьшалась, даже у самых «слабых» испытателей. Методика Леонида Павловича отличалась простотой и надежностью. Второй год эффективной работы методики уже позволял нам внедрять ее в повседневную практику работы с космонавтами.

Август 1991 года, Карелия, Ладожское озеро – эксперименты в самом разгаре. Но 21 августа всю группу срочно вызвали в Москву. Что было потом – очевидцы помнят…. Союз распался, стало не до космических программ. Яхты с уникальным оборудованием были приватизированы и стали катать богатых финнов. Наш Центр расформировали, и Леонид Павлович начал заниматься психофизиологическими проблемами раскрытия преступлений и анализом преступного поведения. В чем он тоже преуспел немало. Именно под его научным руководством были созданы методологии использования следственного гипноза и психологического портрета, проводились работы по изучению возможностей привлечения лиц с экстраординарными психическими способностями для раскрытия особо тяжких преступлений.

Последние годы жизни Леонид Павлович с удовольствием занимался любимым делом – работал психотерапевтом в Центре восстановительной медицины ЦКБ №1 МПС РФ. На протяжении всей своей жизни он стремился познавать новое. В 70-ти летнем возрасте он заинтересовался нейролингвистическим программированием. Очень скоро освоил эту практику, творчески переработав и соединив с гипнозом, биоэнерготерапией и рефлексотерапией.

Популярность Гримака-психотерапевта была огромной. Характерно, что денег с пациентов Леонид Павлович не брал принципиально. Соприкоснувшись с могучей личностью, и сам становишься сильнее. Спасибо, Леонид Павлович, что Вы были в моей жизни. При подготовке статьи были использованы фрагменты из сценария фильма о Л.П. Гримаке Г. Ершовой. Ниже приводится неполный перечень работ Л.П. Гримака, посвященных гипнозу, опубликованных в журнале «Прикладная психология»:
1998 г. «Формирование долголетия в гипнозе» «Бодрствование как активная фаза гипноза»
1999 г. «Гипноз и телевидение» «Гипноз в формировании здорового психологического пространства личности» «Гипноз рекламы» «Гипноз искусства» «Неотложная аутопсихотерапия»
2000 г. «Гипноз не создал гения» «Гипноз культуры и культура этого гипноза» «Еще раз про любовь… как разновидность гипноза» «Нужна ли человеку альтернативная психика» «Внушаемость - не изъян, а преимущество человеческой психики» «Внушение – изначальный атрибут слова»
2001 г. «Война: экстремальное действие массового гипноза» «Гипноз речи» «Тенденции развития современного гипноза».